ЭСПАВО (Международная Ассоциация Работников Света)

Главы из романа Олеся Бердника Дети Беспредельности, 1964 г.О БУДУЩЕМ

Ночь Третья.

Главы из романа Олеся Бердника Дети Беспредельности, 1964 г.
Путешествия во времени простых советских людей. Обычное дело.
Предыдущие здесь. Ночь Вторая.

И вновь наступил вечер.
Дружно собрались слушатели. Не было споров, шума. Последний эксперимент с Нойсом убедил даже Анания . Он сидел теперь сдержанный, серьёзный.
Когда у аппарата времени появились Надя и Стёпа, Корень кашлянул, хрипло сказал:
- Можно просьбу?
- Что такое, Павел Свиридович? - удивился академик. - Почему вы так робко?
- Мне очень хочется, понимаете?
- Куда? В будущее?
- Да.
- Если хочется, - весело ответил Гримайло, - то пожалуйста!
- Спасибо вам, - обрадовался Корень, тяжело вставая с места. - А то сколько мне приходилось думать о будущем, а это будет, или нет - не знаю. А теперь, может, увижу?
- Кому же, как не вам, и заглядывать туда, - дружески сказал Сум. - Все растет из корня. Даже будущее.
- Сюда, прошу вас, - сказала Надя, поддерживая Кореня под руку. - Осторожно, не заденьте прибор.
- Вы уж простите меня, медведя, - смущенно улыбнулся ей Павел Свиридович.
- Ничего, ничего, - подбодрил его Стёпа. - Прилягте удобнее, закройте глаза.
Полусферы сошлись. Заработал аппарат. Прошли напряженные минуты ожидания.
- Сто пятьдесят лет, - прошептала Надя. - Долго он остаётся там.
- Рассматривает новые машины - бороны, культиваторы, - пошутил Малин. - Агротехник же ...
- Тихо! - укоризненно прервал Заграва... Экраны погасли. Полусферы разошлись.
И вот опять Корень сидит среди друзей. Он смотрит на огни бакенов, тяжело дышит. На его щеках блестит слеза.
- Что с вами? - тихо спрашивает Гримайло. - Что вы видели?
- Я видел ... новый мир, - изменившимся голосом говорит Корень. - Как хорошо ... как странно ...
- Расскажите нам, - попросила Таня Радуга.
- Я не сумею ... Впрочем, как получится ... Я даже не знаю, с чего начать. У меня не было никаких происшествий. Я просто жил, работал ... Я рассматривал мир, созданный своими руками, сердцем, я улучшал его. И рядом со мной было много хороших людей ... светлых людей. Теперь мне будет еще светлее жить. Я знаю, куда человек идёт, я знаю, что его ждёт!
- Э, Павел Свиридович, да вы стали лириком, - пошутил Сум. - Не заставляйте нас мучиться, рассказывайте.
- Сейчас ... Я подумаю ... Извините за корявость ... Расскажу, как сумею.
Я жил среди степи. Вокруг были поля, сады. Домик мой стоял среди нескольких десятков таких же зданий. Кто я был? Трудно сказать. Я вспоминаю, что работа была очень разнообразна. Это даже нельзя назвать работой. Это была жизнь. Я расскажу об одном из дней, который запомнился очень ярко.
Я просыпаюсь от утреннего холода. Встаю с постели. Подхожу к открытому окну. Моя спальня - в комнате на крыше. Так я люблю. Отсюда видна степь, белые соцветия яблонь внизу, далекий горизонт ...
Сегодня прекрасная погода. Небо ясное, на востоке пурпурные пряди полосатых облаков. Я давно ждал такой вид. Я подкатываю к открытому окну мольберт с незаконченной картиной, достаю краски.
Я рисую. Это моя радость. Я передаю в неожиданных цветах мои глубокие впечатления. Восток переливается жаркими красками. Вскоре взойдет Солнце. Природа просыпается, готовится встретить владыку света песней любви..
- И он, этот колхозник, поэт в душе, - тихо прошептал Сум на ухо Гримайло.
Тот радостно кивает головой, не сводя глаз с вдохновенного лица Кореня, который, ничего не слыша и не видя, ведёт свой нехитрый, простой рассказ о видении грядущего.
- Я заканчиваю картину. Отставляю полотно в сторону. А потом подхожу к окну. На горизонте всплывает край солнечного диска. Он торжественно возвышается над землей. Поют птицы, курится поле. И душа моя поёт вместе с маленькими певцами. Я чувствую щемящее родство с Солнцем, с полем, с деревьями, с синим небом.
Я выхожу на улицу, бегу по тропинке к пруду. С наслаждением купаюсь в прозрачной, прохладной воде. Во все стороны расстилаются буйные поля пшеницы, ржи, плантации овощей, кусты ягодников.
Я возвращаюсь назад. Меня встречает сигнал "телевизора". Впрочем, оно называлось как-то иначе.
Я подхожу. Вижу лицо молодого парня. Это учитель. Он учит моих сыновей-близнецов. Не только моих, а и несколько сотен их сверстников, которым уроки передаются по телевизору.
Он здоровается, говорит мне:
- Ваш Виктор путается в некоторых важных понятиях. Мне бы хотелось, чтобы вы с ним поговорили.
- Что именно? - спрашиваю я.
- Это было вчера, на уроке «Поведение в жизни». Он не может понять связи между понятиями «индивидуальная свобода» и «самодисциплина». Он считает, что здесь противоречия. Поговорите с ним.
- Павел Свиридович, - вмешался Сум, - простите, что я перебиваю... Вы что-нибудь читали о таких проблемах, думали об этом?
Корень растерянно потёр лоб, пожал плечами:
- Кое-что читал. В газетах ... журналах ... Сам думал. Но там, в машине времени, я увидел много такого, о чём никогда не мечтал. А может, мечтал, и забыл.
- Продолжайте, продолжайте, - сказал Гримайло. - Семен Гордеевич, не сбивайте пожалуйста, с толку, а то, человек все забудет.
- Нет. Не забуду, - тихо ответил Корень. - Я никогда не забуду такой красоты. Это была настоящая человеческая жизнь. Я творил каждым шагом своим, каждым вздохом, каждой мыслью ... Слушайте дальше.
- Еще один вопрос, - сказал Шум Ананий. - Вы описываете какой-то хутор. Несколько десятков домиков, скит какой-то. Что это такое? Ферма, или колхоз, или совхоз? И потом - сто пятьдесят лет вперед! Это, безусловно, коммунизм. Неужели при коммунизме у вас сохранилась семья? Семейное воспитание, уединённая жизнь. Здесь что-то не то!
- Я говорю то, что видел и слышал, - ответил Корень. - Я ничего ещё не успел сказать. Может, вы согласитесь, когда услышите.
Дальше в тот день было так. Мы собрались в столовой. Мы - это мои сыновья-близнецы Виктор и Максим и их мама Мария. Я помню русые косы, красивое, круглое личико, нежный, ласковый взгляд. Она была настоящей матерью.
- Не говорите этого своей жене, - засмеялся Малин, - а то скандал будет!
- Не страшно, - улыбнулся Корень. - Это же был не я, а кто-то другой. Я лишь чувствовал себя им ...
- Не перебивайте же, - возмутился Гримайло.
- Я недолго, - сказал Корень. - Я вкратце ... Мы собрались вместе и начали говорить. Вы говорите, что при коммунизме не должно быть семьи. Я этого нигде не читал. А там, в будущем, я видел совершенно противоположное. Семья была очень сильной. Каждая. Семья там была первоначальной коммуной, первым кружком близких друзей. Мы учили своих детей, мать - это первая Другиня. Отец - первый Друг, руководитель. Братья или сёстры - первые товарищи, соратники. Конечно, по сердцу, по духу выбирались друзья, независимо от семейных связей, как и теперь. Но первые установки, лучшие традиции гражданства, любви давались там, где ребёнок родился на этот свет ...
Потом мы собрались на семейный совет. Я спросил Виктора, что случилось на уроке. Он долго сопел недовольно, а потом неохотно заявил:
- Я говорил, что понятие «индивидуальная свобода» и «самодисциплина» не сходятся ...
- Почему?
- Потому что «свобода» - это возможность делать то, что желает моё «я». А «самодисциплина» - это ограничения своих желаний. Здесь противоречие.
- Противоречия, - сказал я Виктору, - это общее явление в природе. Но любые противоречия решаются, когда их рассмотреть и слить воедино.
- Как, папа? - удивился Виктор.
- Позволь мне, - вмешалась Мария. - Ты, сынок, видишь, что любое твоё действие связано с другими людьми, с родителями, сверстниками, товарищами, со всем человечеством - в зависимости от масштаба действия. Да?
- Да, мама.
- Теперь ... ты говоришь, что «свобода» - это возможность делать то, что желает твое «я». Пусть так. Но все дело в том, чего именно хочет твое «я».
- Чего угодно! - упрямо заявил Виктор.
- Много ты захотел! - засмеялся Максим. - Может, ты хочешь зажечь пшеницу, чтобы полюбоваться пожаром?
- Не делай из меня дурака, - обиделся Виктор. - Я говорю о желании в рамках нормального.
- Вот-вот! - подхватила Мария. - А где определение этого «нормального», в чем оно? И кто определит? Вот здесь и выходит на сцену противоположность - «самодисциплина». Короче ... Возьмем примеры. В нашей коммуне начинается сенокос, уборка урожая. Председатель коммуны распределяет работу и участки. А ты не желаешь. У тебя другое желание. Ты, скажем, хочешь срочно лететь на Северный полюс, чтобы увидеть полярное сияние. Оно, видишь, нужно тебе для фильма, который ты снимаешь ... Как тут выйти из противоречия? С одной стороны - желание «я», с другой - требование общественного долга. Если стоять на твоей позиции, то надо лететь на полюс. Не так ли?
- Вот я и говорю, - мрачно заявил Виктор, - что нельзя совместить эти два понятия. Конечно, я тоже присоединюсь к уборке урожая, но мое «я» будет унижено. Я подчинюсь большинству ...
- Глупости, - сказал я. - Ты все еще не понял, что такое «самодисциплина». Слушай. Все зависит от взгляда на жизнь. Когда ты поставишь целью удовлетворение собственных желаний, копание в своей душе - то никогда не добьешься внутренней гармонии. Где будет остановка для алчности «я», когда оно будет жить для собственных удовольствий? Её не будет. А если «я» живёт ради друзей своих, ради общества, ради человечества, то каждый шаг, каждое действие будет сопровождаться радостью. Так и знай. И когда ты поставишь перед собой именно такие задачи, когда посвятишь каждый вздох, каждый удар сердца людям, ты получишь полную, не ограниченную ничем «свободу индивидуальности». И она не будет в противоречии с «самодисциплиной». Никогда ... Ты понял, Виктор?
- Я подумаю, - примирительно сказал сын. - Кажется, в твоих словах есть зерно.
Мы переглянулись с Марией, улыбнулись. Пусть сын держит позу. Перелом произойдет. Если он увидел «зерно», то из этого «зерна» вырастет чистый цветок человечности и любви. Пусть думает ...
После короткого завтрака мы разошлись. Сыновья пошли в мастерскую. Там им по телевизору показывали первые приемы разного ремесла - сапожного, портняжного. Я не знаю, как вы на это посмотрите, но там, в будущем, каждый умел создать для себя предметы быта: обувь, легкая одежда. Я уже не говорю об уборке после себя. Я вспоминаю, что существовала даже формула: «Что можешь сделать сам - не переводи на другого».
Такое положение полностью ликвидировало труд уборщиц, официантов, дворников. Тяжелую часть взяли на себя машины, легкую - делал каждый.
Так вот, сыновья пошли в мастерскую, жена - обрабатывать ягодник вместе с другими жителями коммуны, а я направился в Совет Коммуны. Наша небольшая степная община, входившая в Объединение Коммун, была расположена недалеко от Днепра. Наряду с известными культурами - рожью, пшеницей - мы занимались селекцией удивительных растений. Я вспоминаю, что это были инопланетные растения. Мы их скрещивали с земными видами. В Совете Коммуны я встречал каких-то выдающихся ученых-селекционеров. Мы обсуждали проблемы селекции.
Эта часть моего видения почему-то туманна. Суть его я помню, а пересказать не смогу. Что-то сложное для меня.
Потом ехал на машине полями. Машина была похожа на хороший автомобиль. Только легче, лучше и бесшумна. В ней даже не было видно мотора. Двигалась машина энергией, которую получала прямо из пространства.
Я осматривал плантации, проверял зрелость злаков. Я любовался степными просторами. А потом - какой-то населенный центр. До него от нашей коммуны вела широкая автострада. Я был в библиотеке, выбирал книги для коммуны. Только книги те были записаны на маленьких пластинках. Их потом читали на экранах.
- Кристаллическая или молекулярная запись, - вмешался Шум.
- Может, и так, - согласился Корень. - Кажется, так. Потом я вечером смотрел какую-то пьесу в Большом театре. Она транслировалась по "телевизору" в стене, но мне хотелось видеть живых актёров, а не их изображения, хотя и они были очень четкие, объёмные. А потом ... я вернулся назад. На второй день ... Впрочем, может, вам надоело? Я ничего выдающегося не видел. Обычная жизнь. Каждый день работа, учеба, но эта жизнь была прекрасна, напряжённа, насыщенна.
- Не оправдывайтесь, Павел Свиридович, - растроганно заявил Гримайло. - То, что вы рассказываете, - не скучно, а замечательно. Но вы рассказываете всё подряд, а нам бы хотелось как-то иначе ... Можно несколько вопросов?
- Товарищ ученый, - покраснел Корень, крутя мозолистые пальцы, - ну как вы можете ...
- Нет, я к тому, что хотелось бы знать некоторые факты из вашей жизни.
- Например, - подхватил Шум, - остались ли через сто пятьдесят лет города?
- Хотя бы такой вопрос! - согласился Гримайло.
- Я помню, - ответил живо Корень. - Города были. Но в них было очень мало людей. Наука достигла таких высот, и люди так изменились ... Человек вернулся к природе. Он стал жить среди полей, лесов, гор, над реками, озерами, морями. Транспорт и связь легко соединяли любые пункты ... быстро и удобно ... Заводы и фабрики удалились от жилищ, их спустили под землю, автоматизировали. Их обслуживали небольшие группы инженеров. И еще один интересный факт. В институтах и ​​школах не воспитывали специалистов. Воспитывали прежде всего людей. Людей со всеобъемлющим мышлением, с всесторонним знанием.
Упростился быт. Люди полностью избавились от частной собственности. Я помню, что наша семья переезжала из одной коммуны в другую. Мы с Марией должны были помочь молодому хозяйству в селекции ... Так вот, мы взяли с собой только детей, некоторые семейные сувениры ... Все остальное оставили в доме, где стал жить кто-то другой. Даже мои любительские картины я оставил там, потому что творил не для себя ... А просто пел песню радости. И большой радостью были для нас такие моменты, когда кому-нибудь по сердцу приходилась наша песня.
- Хорошо, - прошептала Таня Радуга, прижимая Машу к себе. - Хороший вы человек, Павел Свиридович.
- При чем тут я? - растерялся Корень. - Я говорю о том, что будет, что я видел ... Помню, что люди много пели, играли ... И вообще ... искусство было общее. Помню слова одного ученого: «Пусть человек творит, пусть поёт и пишет картины, пусть представляет прекрасные образы. Если руки его, если голос его не передадут совершенного представления, это не так важно. Важно то, что творчество, прекрасные образы будут всегда жить в сердце. В сердце, преисполненном красоты, творчествоа, не останется уголка для чего-либо плохого ».
- Замечательные слова, - заявил Сум, живо схватив Кореня за руку. - Вспомните, кто это сказал? Кто он был?
- Трудно вспомнить ... Он, кажется, был одним из Всемирного Совета Коммун. Ученый, философ, великий художник и педагог.
- А о науке вы что-нибудь запомнили? - спросил Малин.
- И о полетах на другие планеты? - добавил Заграва. Корень устало провел рукой по лбу.
- В голове крутится много, а сложить вместе тяжело ... Я знаю, что уже путешествовали на Марс и Венеру, на Луну. Я даже, вернее, не я, а тот, кем я себя чувствовал, был на Луне.
- А к другим звёздам? - загорелся Заграва.
- Кажется, тоже ... Впрочем, не утверждаю. Я знаю только, что в нашей системе были другие существа. Или на Венере, или на Юпитере.
- Не может быть, - вырвалось у Анания.
- Не перебивайте, - сказал Гримайло. - Он не помнит точно.
- Да, - согласился Корень. - Но что были существа - это верно. Я даже видел их на экране "телевизора".
- Какие они? - сонным голосом защебетала Маня.
- Такие, как люди, доченька, - нежно сказал Корень. - Очень похожи. - Мамочка, - сказала Маня. - Ты тоже отправься в будущее. Посмотри, какие они, откуда. А то дядя Корень всего не увидел.
Присутствующие засмеялись. Таня погладила дочь по голове.
- Обязательно попутешествую.
- Не в машине времени, а наяву, - добавил Гримайло. - А если не мама, то ты сама, девочка, увидишь их. Ну, друзья, оставим в покое Павла Свиридовича. Совсем замучили человека. Таня, прошу вас.
И вот вошла в аппарат времени Таня Радуга. Маня ей вслед кричала:
- Мамочка, ты там как следует рассмотри, чтобы всё запомнила! Слышишь, мамочка!
- Слышу, доченька, - смеялась Таня, устраиваясь в кресле.
Когда аппарат включили и загорелись экраны, Степа ошалело посмотрел на Гримайло.
- Что такое? - заинтересовался академик.
- Это не женщина, а метеор! - жалобно заявил Стёпа. - Вы только посмотрите! Сразу тысячу лет. О, остановилась! Теперь еще дальше ... Надя, я не сплю?
- Не спишь, - смеялась Надя. - Уже десять тысяч лет ... Еще одна остановка ... Опять пошла ... Миллион лет! Знай наших!
- Нет, это невероятно! - нервно сказал Ананий Шум. - И где она только берет энергию?
Гримайло весело воскликнул:
- Все женщины мира дают ей энергию ... Э-э, Надя, я не ошибаюсь? Она пошла дальше?
- Пошла, - счастливо ответила Надя. - Миллиард лет!
На веранде воцарилась тишина. Даже слышно было взволнованное дыхание Мани. И вот погасли экраны, разошлись полусферы.
Покачнувшись, вышла из отверстия худенькая женщина. Гримайло поддержал её под руку, усадил в кресло.
- Вы были очень далеко, - прошептал академик.
- Да, - счастливо сказала Таня. - Это было путешествие в Беспредельность ...
- И вы что-нибудь запомнили? - недоверчиво спросил Шум.
- Кое-что запомнила ... Я расскажу ... Слушайте, друзья.

Первый рассказ Тани Радуги.

http://jozifinna.livejournal.com/26438.html

Представления: 294

Комментарий

Вы должны быть участником ЭСПАВО (Международная Ассоциация Работников Света), чтобы добавлять комментарии!

Вступить в ЭСПАВО (Международная Ассоциация Работников Света)

Комментарий от: Красота*Руфина*, Февраль 10, 2013 в 11:22pm

Люблю сказку Аленькый Цветочек))))

Комментарий от: Александр, Февраль 10, 2013 в 11:10pm

Неее, Руфи, на аватарке у меня ОРДЕН!!!!!

С Аленьким внутри , ну или иначе -с Мистической Розой.

У нас, орденоносцев, с этим строго : )))))

Комментарий от: Красота*Руфина*, Февраль 10, 2013 в 11:06pm

Ирина,да мне очень нравится такое Будущее!!

я всем сердцем и своими мыслями именно за ТАКОЕ Пркрасное Будущее!!!

Комментарий от: Красота*Руфина*, Февраль 10, 2013 в 11:05pm

Александр Октябрят,ты не представляешь только сегодня увидела твою звездочку))))

а то с телефона все ))

Комментарий от: Ирина Мирная, Февраль 10, 2013 в 10:50pm

Все зависит от взгляда на жизнь. Когда ты поставишь целью удовлетворение собственных желаний, копание в своей душе - то никогда не добьешься внутренней гармонии. Где будет остановка для алчности «я», когда оно будет жить для собственных удовольствий? Её не будет. А если «я» живёт ради друзей своих, ради общества, ради человечества, то каждый шаг, каждое действие будет сопровождаться радостью. Так и знай. И когда ты поставишь перед собой именно такие задачи, когда посвятишь каждый вздох, каждый удар сердца людям, ты получишь полную, не ограниченную ничем «свободу индивидуальности». И она не будет в противоречии с «самодисциплиной». Никогда ... 

Понравилось, благодарю, Руфина!

Комментарий от: Александр, Февраль 10, 2013 в 10:33pm

Пойду-ка натру шерстянкой свою звездочку : ))))

Эмблема

Загрузка…

Приглашаем

Последняя активность

Сообщение блога, созданное Альбина

Ответ АВАЛОНУ на коммент в мой адресот27/7"Про карандаши" на "Е МАё"..Альбина...

     Сергей, мне, конечно далеко до  уровня твоей Логики, тем более до уровня твоего МЫВШЛЕНИЯ... но на ТО  ТЫ и ЯН МОГУщественный, а я лишь Инь, слушающая тебя,  прости читающая тебя и старающяся понять твою глубину  изречённого.., а насчёт богини ПАРВАТИ, так мне бы "приблизиться к уровнюЕЁ мизинца на правой ноге...спасибо, что упомянул ЕЁ и моё   И М Я .рядом в строчке ..   ответить я тебе на твою просьбу могу лишь  строчками, которые для меня являются неким эталоном в Жизни, разумеется, не…Посмотреть еще
25 мин. назад
wersus оставил(а) комментарий на сообщение блога Лето как я сегодня познакомилась с Дизайном Человека
"если супруги расстаются на непримиримых обидах   а это чаще всего  то мать на подсознательном уровне проецирует эти обиды на детей мужского пола вплоть до проекции убийства  опять же на тонком плане  подросток же…"
30 мин. назад
Вера Буянова разместил(а) видео

АРКТУРИАНСКИЙ КОРИДОР — ШАГ 21 ВАША МНОГОМЕРНАЯ ОПЕРАЦИОННАЯ СИСТЕМА

Приобрести книги Крайона можно по ссылке: https://www.ozon.ru/search/?text=крайон&from_global=true/&partner=istina&utm_content=link АРКТУРИАНСКИЙ КОРИДОР — Ш...
5 час. назад
Сообщение блога, созданное Ёлка

Космические причины кармы Души

В книге Владимира Бабанина «Тайны кристаллов первосвященника» говорится о том, что послужило причиной не только прибытия на Землю Души Христа, вселившейся в тело Иисуса Назарея, но всех других Космических Душ. По сообщению автора (информация по контакту с инопланетянами его дочери), Земля является своеобразным «чистилищем» для Космических Душ, прибывающие из звёздных систем Сириуса, Плеяд, Лебедя, Ориона, Большой Медведицы и Альфа Центавра. Дело в том, что живя в высокоразвитой цивилизации,…Посмотреть еще
8 час. назад
ОляялО оставил(а) комментарий на сообщение блога ОляялО Кит не спи
" Уникальная девочка  ....   "
9 час. назад
Георгий оставил(а) комментарий на сообщение блога Лето как я сегодня познакомилась с Дизайном Человека
"      Аврора!  Я не видел расследование КП.   Думаю, что там ещё сложнее, чем я предполагал. Хотя суть происшедшего всё та же."
12 час. назад
Амбика оставил(а) комментарий о группе ЛаРа Юмор Эзотерический
12 час. назад

© 2019   Created by Макарова Виктория.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования