ЭСПАВО (Международная Ассоциация Работников Света)

Блог онтологической статистики . "Знаки Времён".

Е.П. Блаватская

ЭЗОТЕРИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР ЕВАНГЕЛИЙ

"...Скажи нам, когда это будет? И каков будет знак Твоего присутствия и кончины века?"*1 — спросили ученики Учителя на горе Елеонской.

Ответ, данный "Мужем скорбей", — Хрестосом, на суде над ним, а также Христосом, или Христом,*2 на пути его торжества, — пророческий и имеет огромное значение. Это поистине некое предупреждение. Мы должны привести его целиком. Иисус... сказал им:

"Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас. Ибо многие придут под именем Моим и будут говорить: "Я — Христос", и многих прельстят. Также услышите о войнах... Но это еще не конец. Ибо восстанет народ на народ, и царство на царство, и будут глады, моры и землетрясения в разных местах. Все это начало бедствий... И много лжепророков восстанут и прельстят многих... и тогда придет конец... когда вы увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила... Тогда если кто скажет вам: "вот, здесь Христос", или "там", — не верьте... Если они скажут вам: "вот, Он в пустыне", — не выходите; "вот, Он в потаенных комнатах", — не верьте. Ибо, как молния исходит с востока и видна бывает даже до запада, таким будет присутствие Сына Человеческого", и т.д., и т.д.

Две вещи становятся сегодня очевидными для всех в вышеприведенных отрывках, когда их ложный перевод исправлен в пересмотренном тексте: (а) "пришествие Христа" означает присутствие ХРИСТОСА в возрожденном мире, а вовсе не действительное телесное пришествие "Христа" Иисуса; (б) этого Христа не следует искать ни в пустыне, ни "в потаенных комнатах", ни в святилищах какого-либо храма или церкви, построенной человеком; ибо Христос — истинный эзотерический СПАСИТЕЛЬ — это не человек, но БОЖЕСТВЕННЫЙ ПРИНЦИП в каждом человеческом существе. Тот, кто стремится к пробуждению духа, распятого в нем его собственными мирскими страстями и лежащего в глубине "гробницы" его греховной плоти, кто обладает силой откатить камень материи от дверей своего собственного внутреннего святилища, тот имеет в себе воскресшего Христа.*3 "Сын Человеческий" не есть сын земной рабыни — плоти, но поистине сын свободной женщины — духа,*4 дитя собственных деяний человека и плод его духовных усилий.

С другой стороны, никогда еще с самого начала христианской эры знаки-предвестники, описанные в Евангелии от Матфея, не подходили столь хорошо к какой-либо эпохе, как к нашей. Когда еще больше восставал народ против народа, чем в наши дни? Когда "бедствия" — другое название нищеты и голодных масс пролетариата — были еще более ужасными, землетрясения более частыми, и когда они одновременно покрывали такую территорию, как в последние несколько лет? Милленаристы и адвентисты с крепкой верой могут продолжать говорить, что "пришествие Христа (во плоти)" уже близко, и готовиться к "концу мира". Теософы — по крайней мере некоторые из них — которые понимают скрытое значение всемирно ожидаемого Аватары, Мессии, Сосиоша и Христа, — знают, что это не "конец мира", но "конец века", то есть, завершение цикла, которое ныне очень близко.*5 Если наши читатели забыли заключительные фразы статьи "Знаки времен",*6 пусть они перечтут ее и тогда ясно увидят значение этого особенного цикла.

Снова и снова предупреждение о "лже-Христах" и пророках, которые будут соблазнять людей, истолковывается милосердными христианами, поклоняющимися мертвой букве своего писания, как относящееся к мистикам в целом, и теософам — в особенности. Доказательством тому является недавняя работа м-ра Пембера, "Земля в ранние века". Тем не менее, кажется совершенно очевидным, что слова Евангелия от Матфея и другие едва ли могут быть отнесены к теософам. Ибо они никогда не говорили про Христа, что он "здесь" или "там", в пустыне или в городе, и менее всего — что он в "потаенной комнате" за алтарем любой из современных церквей. Христиане ли они или язычники по своему рождению, они отказываются материализовать и, таким образом, унижать то, что является чистейшей и величайшей идеей — символом символов — а именно, бессмертный божественный дух в человеке, назвать ли его Гором, Кришной, Буддой или Христом. Никто из них никогда еще не говорил: "Я — Христос"; ибо те, кто рожден на западе, чувствуют себя до сих пор лишь хрестианами, сколь бы они не стремились стать христианами в духе.*7 К тем, кто в своей надменности и гордыне отказываются добиваться права на такое название, предпочитая вести жизнь Хрестоса,*8 к тем, кто высокомерно провозглашает себя христианами (благословенными, помазанниками) лишь из-за того, что их крестили в возрасте нескольких дней, — к ним намного больше относятся приведенные выше слова Иисуса. Может ли тот, кто видит многочисленных "лжепророков" и псевдо-апостолов (Христа), странствующих ныне по всей земле, подвергнуть сомнению пророческую интуицию того, кто произнес это удивительное предостережение? Они раскололи на части единую божественную истину, и разбили в одном только лагере протестантов скалу вечной правды на триста пятьдесят разрозненных кусков, которые ныне представляют всю массу их разнородных сект. Если принять число этих сект за 350*9 и допустить в порядке дискуссии, что одна из них может быть недалека от истины, то все же остальные 349 должны быть ложными по необходимости. Каждая их них утверждает, что только они имеют Христа в своей "потаенной комнате", и отрицает его присутствие у остальных, в то время как поистине большинство их последователей ежедневно распинают Христа на крестообразном древе материи — "древе позора" древних римлян!

Поклонение мертвой букве Библии — это лишь еще одна форма идолопоклонства, ничем не лучше других. Главный догмат веры не может существовать в форме двуликого Януса. "Оправдание" через Христа не может быть достигнуто по нашему желанию или прихоти, благодаря "вере" или "трудам", и поэтому если Иаков (II, 25) противоречит Павлу (К Евреям, XI, 31), и vice versa,*10 то один из них должен ошибаться. Следовательно, Библия не является "Словом Божьим", но содержит в себе слова ошибающихся людей и несовершенных наставников. Но если читать ее эзотерически, она содержит если и не всю истину, но все же "ничего кроме истины", во всевозможном аллегорическом одеянии. Только: Quot homines tot sententiae [Сколько голов, столько умов].

"Принцип Христа", пробужденный и прославленный дух истины, который универсален и вечен, — этот истинный Христос не может быть монополизирован никаким человеком, даже если он присвоит себе титул "Наместника Христа" или "Главы" той или иной государственной религии. Духи "Хреста" и "Христа" не могут быть ограничены никакой верой или сектой только потому, что эта секта считает себя выше глав всех других религий или сект. Это имя использовалось в столь нетерпимой и догматической манере, особенно в наши дни, что христианство ныне является религией высокомерия par excellence, средством для утоления амбиций, синекурой для богатства, обмана и власти; удобной ширмой для лицемерия. Потому этот столь благородный в древности эпитет, о котором Юстин Мученик говорит, что "от одного только этого имени, которое возложено на нас как на преступников, мы прославлены",*11 — ныне унижен и обесчещен. Миссионер гордится собой в связи с так называемым обращением язычника, который почти всегда делает из христианства профессию (и очень редко — религию), источник дохода из миссионерского фонда и отговорку, поскольку кровь Иисуса заранее смывается ими с любого мелкого преступления, пьянства или воровства. Однако, тот же самый миссионер не стал бы колебаться публично осудить величайшего святого на вечное проклятие и адский огонь, если этот святой человек лишь отказался пройти через бесполезную и бессмысленную форму крещения водой в сопровождении неискренних молитв и пустого ритуализма.

Мы намеренно говорим о "неискренних молитвах" и "пустом ритуализме". Немногие христиане среди мирян понимают истинное значение слова Христос; а те из священнослужителей, которые случайно знают его (поскольку их воспитывают в представлении о том, что изучение сего предмета греховно), держат эту информацию в тайне от своей паствы. Они требуют слепой, безусловной веры, и запрещают исследование как непростительный грех, хотя все, что ведет к познанию истины, не может быть ничем иным, кроме святости. Ибо что же такое "божественная мудрость", или гнозис, если не действительно существующая реальность позади нереальных форм природы — сама душа проявленного ЛОГОСА? Почему же человек, который пытается достигнуть соединения с единственным вечным и абсолютным божеством, должен пугаться идеи о проникновении в его мистерии — сколь бы они ни были величественными? Почему, сверх того, они должны использовать слова и имена, истинный смысл которых является для них тайной, — просто пустым звуком? Не потому ли беспринципная и стремящаяся к власти государственная церковь поднимала тревогу при каждой такой попытке, и, подвергая ее "проклятию", всегда пыталась убить сам дух исследования? Но теософия, "божественная мудрость", никогда не обращала внимания на этот крик и имела смелость высказывать свои мнения. Мир скептиков и фанатиков могут называть ее, одни — пустым "измом", другие — "сатанизмом": но они никогда не смогут сокрушить ее. Теософов называли атеистами, ненавидящими христианство, врагами Бога и богов. Но они не таковы. Поэтому, они согласились ныне опубликовать ясное изложение своих идей и своей веры — в отношении монотеизма и христианства, во всяком случае, — и представить его непредвзятому читателю, чтобы он дал оценку вероисповеданий, их самих и тех, кто на них клевещет. Никакой любящий истину человек не отверг бы такой искренний и честный поступок, и не был бы ослеплен никаким количеством света, вновь пролитого на этот вопрос, хотя бы в других отношениях он и был бы сильно поражен. Возможно, напротив, такие люди будут благодарны "Люциферу", в то время как те, о ком было сказано "qui vult decipi decipiatur" — если им хочется, пусть будут обмануты!



http://www.theosophy.ru/lib/esoevang.htm

Представления: 1811

Эта запись блога закрыта для комментариев

Комментарий от: Иван Статистик, Июнь 11, 2021 в 1:37pm
Ощущение себя Героем часто способно открыть человеку понимание подлинного смысла своей жизни, привнести глубокое чувство удовлетворенности и радости в его бытие, недаром это состояние зафиксировано не только в мифологии и всевозможных преданиях, но и в исторических эпосах, историях о реально живших героях. Эти тексты передаются из уст в уста, в семьях часто с гордостью рассказывают истории о геройских поступках своих предков и все это происходит лишь потому, что человеку жизненно важно и необходимо быть причастным к Герою и рассказам о нём.

Из вышесказанного следует, что исследование архетипа Героя в русской традиции является попыткой рассмотреть, какие ценности и «выборы» русского человека приближают или, возможно, отдаляют его от самореализации.


[1] В восточной философии этот архетип часто связан с образами гневных и разрушающих сил, персонифицированных, в частности, в облике ужасной богини Кали, украшенной ожерельем из мужских черепов, но самом деле представляющие собой Божество, разрушающее эго или образе богини Иштар, беспощадной к врагам на войне, но преобразующейся в нежную и любящую богиню, когда война заканчивается.
Комментарий от: Иван Статистик, Июнь 11, 2021 в 1:25pm
И далее К. Юнг указывает на то, что человек, осознавший свою Тень, решительно настроенный обрести свою свободу от нее, должен пожертвовать своим привычным взглядом на мир. Уже не «другие», «чужие» или кто-то и что-то ещё объявляются врагом, наоборот: «Такой человек знает, что все неправомерное, совершающееся в мире, происходит в нем самом, и если только ему удается сосуществовать с собственной Тенью, то можно сказать, что он действительно сделал нечто для всего мира» [35. C. 186].

Таким образом, искомое решение о том, что делать с Тенью, оказывается на поверхности. Её нужно перестать отрицать и принять как факт, как явление, объективно данное нам в этом мире. На самом деле, сделать это совсем не просто, пожалуй, такое под силу только «героическому» в нас.

В целом, подводя итог анализу образов мужского начала архетипа героя на примере русских сказок, можем отметить, что фигура героя отличается смысловой неординарностью и содержательной наполненностью. Антигерои олицетворяют собой те психологические препятствия и сложности, с которыми сталкивается человек на пути духовного роста. Каждая культура предлагает свои сюжеты, а также образы героев и антигероев и потому через них представителю определенного народа становится проще осознать и процессы своей внутренней жизни.

Один из основных тезисов данной статьи состоит в том, что архетип Героя — это символ, в первую очередь, духовного роста и поэтому он в равной степени присущ как мужчинам, так и женщинам. Образы, транслируемые культурой, часто создают архетипические модели и сюжеты достижения самости как для мужчин, так и для женщин. Таким образом, архетип Героя в своей сути переступает границы гендерных различий и когда мы имеем в виду архетипическое проявление героического, то мужское и женское начала объединяются, хотя и выражают себя в разных символических формах и сюжетах.

Архетип Героя не просто транслирует образ идеального, совершенного, но и открывает людям доступ для реализации сущностного содержания этого образа в них самих. Конечно же, такая реализация происходит не через поиск «молодильных яблок» или спасение красавицы «царевны-лягушки», но через проживание тех смыслов, которые эти образы в себе скрывают.

Также, исследуя сюжетные линии и действия героев русских народных сказок, мы можем наглядно увидеть как архетипические черты русского характера, образы и символы архетипа Героя в национальном разрезе, так и то, что в русской культуре воспринимается как, условно, «вражеское», «чужеродное», что противостоит русскому человеку как коллективному субъекту (и одновременно с этим является катализатором для пробуждения в нем архетипа Героя).

В этом смысле, в своем произведении «Веселая наука» Ф. Ницше на вопрос о том, что делает человека или действие подлинно героическим, кратко сформулировал: «Одновременно идти навстречу своему величайшему страданию и своей величайшей надежде» [17. C. 405]. В этом глубоком философском понимании раскрывается сознательная сторона героического, которое одновременно присуще как мужскому, так и женскому началу.
Комментарий от: Иван Статистик, Июнь 11, 2021 в 1:17pm
Описывая архетипы Героя и Тени Дж. Л. Хендерсон отмечал, что встреча с Тенью неизбежна: «Чтобы стать достаточно грозным и победить дракона, он (герой — авт.) сперва должен прийти к согласию со своими деструктивными силами. Другими словами, прежде чем эго сможет восторжествовать, оно должно подчинить себе Тень и ассимилировать ее» [27]. Но как можно примириться, например, с алкоголизмом, наркоманией, массовыми убийствами, взяточничеством? Где найти в себе силы, чтобы прийти к согласию со всем этим? И как возможно это ассимилировать?

На наш взгляд, это становится возможно через работу индивидуального сознания, а также через понимание, что Тень и Свет представляют собой две стороны одного целого, недаром К. Юнг писал о том, что Самость находится по ту сторону любых архетипов. Герой, побеждая Тень, перестаёт существовать в качестве героя, он становится царем, царем своего собственного сознания и своей собственной жизни. Царю уже нет необходимости с кем-то сражаться, ведь он волшебным способом смог примирить в себе позитивное и негативное, силу прогресса и силу стагнации.

Это ранее отмечали и другие исследователи, например, Н. А. Бердяев писал о том, что последняя истина о зле состоит в его прямом отношении к свету: «из Бездны рождается свет, Бог, совершается теогонический процесс и истекает тьма, зло как тень божественного света. Зло имеет источник не в рожденном Боге, а в основе Бога, в Бездне, из которой течёт и свет и тьма» [1. C. 373]. В нашей аллегории царь и является символом этой Бездны, из которой проистекают все иные символы и образы. Но это в конце, а пока архетипу Героя еще предстоит совершить свое путешествие, ему ещё только предстоит узнать, в чем сила Змея Горыныча и как его победить.

Как правило, Тень, идёт ли речь об индивидуальном сознании или коллективном, проецируется на других. Теория психоанализа и опыт работы целого ряда психоаналитиков становится доказательством тому, что, отвергая те или иные явления жизни, мы одновременно с этим усиливаем их присутствие в нашем окружении (во внутреннем – в виде страдания или во внешнем – в виде реальных врагов). Целостность находится за пределами любых двойственностей и тем более отрицаний.

По справедливому замечанию В. П. Кохановского и В. П. Яковлевой, «встречу с собственной Тенью трудно выдержать, однако опыт показывает, что устранить ее невозможно. Чтобы устранить страдание, связанное с Тенью, ее надо научиться принимать и сосуществовать с ней. Обнаружение и признание собственной Тени позволяет прекратить ее проецирование на других – приписывание им собственных негативных качеств» [9. C. 306].

Вопрос Тени — это вопрос осознания, за которым возникает определённая установка по восприятию Тени. Причём для решения проблемы коллективной Тени необходима коллективная работа общества в этом направлении. Как писал об этом К. Юнг, «простое подавление Тени столь же малоцелительно, как обезглавливание в качестве средства от головной боли. Разрушение морали тоже не поможет, ибо оно было бы убийством нашего лучшего “Я”, без которого и Тень лишается смысла… Такие проблемы никогда не разрешить законами и трюками. Они разрешаются только общей сменой установки, а это не совершается с помощью пропаганды, массовых митингов и насилия. Этот процесс начинается на уровне индивидов и продолжается как преобразование их личных предпочтений, взгляда на жизнь, ценностей.
Комментарий от: Иван Статистик, Июнь 11, 2021 в 1:03pm
Каким образом архетип Героя связан с архетипом Тени? Согласно психоаналитической концепции, как только сознание (архетип Героя) отделяется от бессознательного и начинает свое путешествие к целостности (архетип Самости), первое, с чем оно сталкивается — это его «тёмный брат», или другая, оборотная сторона личности, всё то, что отвергалось человеком или подавлялось им, приходит к нему в образе чудовищ, испытаний и всевозможных препятствий (архетип Тени). Дж. Л. Хендерсон выразил это так: «В действительности эго и Тень, хотя и разделены, неразрывно связаны друг с другом, во многом аналогично переплетению мысли и чувства. Эго тем не менее, находится с Тенью в конфликте, который д-р Юнг назвал однажды “битвой за освобождение”» [27].

Тень содержит в себе всё подавленное, вытесненное, а также область «низких качеств и примитивных склонностей» [35. C. 181]. Однако с чем связано образование такой области в нашем сознании? К. Юнг отвечал на этот вопрос так: «Одни люди поступают так просто из трусости, другие из-за приверженности чисто конвенциональной морали, третьи — чтобы выглядеть респектабельно» [35. C. 181].

Чем настойчивее и сильнее то или иное общество отталкивает то, что считает неприемлемым для себя, то, с чем оно не в силах примириться ни в себе, ни в других, чем больше разрыв между «своим» и «чужим», чем шире пропасть между желаемым образом жизни и отвергаемым, тем сильнее психоэнергетический потенциал архетипа Тени. Архетип Тени всегда стремится воплотиться в наиболее эмоционально сильных очагах отвержения. Коллективная Тень воплощается в таких «чудовищах» нашего времени как нацизм, геноцид, экстремизм, ряд авторов добавляют сюда наркоманию, бедность, депрессивность нации, сексуальные извращения и пр. [2. C. 18]

Архетип Тени является необходимой половиной целостности национального сознания. Как отмечает М.-Л. фон Франц, «все цивилизации, а в особенности христианская, тоже имеют свою Тень» [25. C. 4]. Архетип Героя — это тот «луч в темном царстве», который становится способен не просто посмотреть в сторону Тени, но и встретиться с ней лицом к лицу.

Но каким же образом возможно противостоять архетипу Тени? Возможно ли каким-либо образом трансформировать Тень или ее влияние на нашу жизнь неизбежно?

Как отмечал К. Юнг, Тень является источником жизненной силы, энергоинформационным потенциалом, осознание которого дает возможность сознательно направлять его в сторону коллективной эволюции не только в рамках одного этноса, но и в масштабах всего человеческого общества. Осознание наличия болезни в этом смысле само по себе наполовину уже является лекарством. Осознать — значит понять, что чем больше мы испытываем ненависть к чему-то, тем больше мы это усиливаем. Эмоциональная привязанность (неважно, идет ли речь о радости или о ненависти) таким образом становится тем фактором или той кнопкой, которой мы запускаем работу любого архетипа. Но само по себе, без практики работы с теневыми сторонами своей собственной личности, это знание приносит только половину пользы.
Комментарий от: Иван Статистик, Июнь 11, 2021 в 12:43pm
Образ Змея Горыныча – это символ злого начала, символически связанного со стихиями огня и воды (в частности, огонь является одним из его основных орудий борьбы). Достаточно подробно этот образ рассмотрен в работе Е. М. Мелетинского «О литературных архетипах», где, в частности, автор отмечает, что через сражение героя и дракона происходит процесс преображения героя, его трансформации в высшую форму личности [14. C. 6-7]. На то, что битва с драконом символически отражает процесс взросления указывал и Дж. Л. Хендерсон [27].

Отметим, что в случае, когда битва с драконом оказывается связана с освобождением пленницы, невесты (что типично для русских народных сказок), то девушка в этом сюжете может символически олицетворять душу героя, которую он освобождает и создает тем самым творческий союз между своим сознанием и непосредственно душой.

С другой стороны, Змей Горыныч в некоторых сказках оказывается заколдованным царевичем, то есть героем – жертвой, что говорит о двойственности этого персонажа и в данном случае даже намекает на то, что Змей Горыныч является второй, темной стороной самого Героя, его альтер-эго. Таким образом, побеждая Дракона, герой не только побеждает зло, но и освобождает часть себя, которая вынуждена была играть роль Тени до полного пробуждения сознания Героя. С психологической точки зрения Змей Горыныч олицетворяет не только отвергнутое или неодобряемое, но также и то, что было эмоционально вычеркнуто из сознания. Змей Горыныч, как одно из финальных препятствий Героя, напоминает, таким образом об этой отверженной части личности, которая должна быть принята и исцелена силами Героя. С другой стороны, битва со Змеем – это всегда битва со своими страхами, идеализациями, комплексами и т.п. В этом случае, Змей Горыныч выступает как проверка для Героя в готовности последнего встретиться со своей душой (Самостью).

Образ Кощея (Кащея) Бессмертного. Данный персонаж выражает, очевидно, деструктивную социальную силу, которая носит больше универсальный характер (она нарушает порядки равноправия, похищает жен (души людей) и т.п.). Кощей Бессмертный обладает бессмертием, способен превращаться и превращать в животных и предметы, но при этом его власть основывается на страхе. Главная функция данного персонажа — в противопоставлении себя всему остальному миру (свету, Родине и т.п.).

На наш взгляд, в русских сказках это один из самых насыщенных образов архетипа Тени, по сути, главный антагонист героя сказки. В отличие от Змея Горыныча, выполняющего скорее функцию проверки героя на наличие определенных качеств, Кощей олицетворяет силу, противодействующую герою. Кощей никого не проверяет, никому ничего не советует и никого не спасает. Он – это абсолютное воплощённое зло, наделенное хитростью, коварством и всеми теми качествами, которые глубоко неприятны русскому народу.

Кощей Бессмертный в контексте русской культуры это не просто образ, а концепт, который олицетворяет собой противостояние радости и красоте жизни [23. C. 850]. С психологической точки зрения Кощей означает финальную стадию инициации Героя. То, каким образом Герой побеждает Кощея, может в метафорической форме представить нам то глубинное в русском народном сознании, что способно противостоять абсолютному злу.

В целом, и Кощей Бессмертный и Змей Горыныч олицетворяют теневую сторону личности, которая всегда противостоит главному герою.
Комментарий от: Иван Статистик, Июнь 11, 2021 в 12:36pm
Среди других героев русских народных сказок, отражающих архетип Героя с позиции мужского начала, выделяют также Богатыря, Царя, Солдата и некоторых других. Мы не будем подробно останавливаться на описании архетипических черт каждого из них, поскольку целью статьи является выделение того общего, что проявляется в них и создает интегральный образ архетипа Героя в русской культуре.

Обобщим, что обзор литературы, посвященный исследованию символической образности данных героев, их психологического содержания позволил нам выделить следующие общие черты архетипа Героя в русских народных сказках:

1. Состояние борьбы (ради себя или ради других). В. Я. Пропп выразил это состояние следующей формулой: «борьба — победа или задача — решение» [15. C. 22], отсюда борьба и решение задачи являются основными мотивами архетипа Героя русских сказок, без этого его образ не обретет целостности и завершенности.

2. Проявление силы. Это качество, присущее всем мужским архетипам русских сказок [17. C. 124-125]. Притом, не важно, идет ли речь о силе физической или магической Отметим, что пассивный тип персонажей сказок (Емеля, Иван-дурак) тоже наделен силой, но силой особого порядка, не явной, которую его чаще всего именно просят проявить по ходу развития сюжета. В этом смысле бесхитростность, незнание, простота в русской ментальности оборачивается скрытой силой. Проявление силы также сопряжено с отсутствием страха у героя, который либо принимает возникшие в сказке препятствия безропотно, как свою судьбу, либо мотив страха изначально отсутствует в его природе.

3. Довольство тем, что есть, отсутствие зависти или тяги к обогащению. Как правило, сказочный герой совершает действия либо по просьбе, либо под давлением окружающих и очень редко по своей инициативе.

4. Хитрость как черта характера присутствует у некоторых персонажей (Богатырь, Царь, Кощей Бессмертный), у других, наоборот, подчеркивается отсутствие всякой хитрости (Иван-дурак, Солдат, Емеля). Такая бинарность является, на наш взгляд, свидетельством, что к хитрости как качеству характера русский человек неравнодушен – он либо приветствует ее, либо отрицает, но это всегда присутствует в его поле деятельности и оказывает влияние на восприятие себя и окружающего мира.

5. Чувство справедливости. В целом, справедливость – это мотив, присущий не только герою русских сказок, но и всей русской ментальности, взыскующей правды и справедливости для всех людей.

К отдельной категории мужских архетипов некоторые исследователи относят архетип Старца, Мудреца. На наш взгляд, архетип Мудреца выходит за пределы гендерного принципа. В первую очередь, архетип Мудреца означает «архетип смысла»[3] или архетип Духа [37]. Таким образом, архетип Мудреца может одновременно воплощаться как в мужском, так и в женском начале, поскольку представляет собой универсальную силу. В этом смысле, если архетип Матери все же имеет гендерный отпечаток, то архетип Мудреца полностью его лишен.

Среди мужских архетипов также выделяют героев-антагонистов, например, Змея Горыныча и Кощея Бессмерного. Рассмотрение этих образов приводит нас к лучшему раскрытию самого архетипа Героя, поскольку антагонисты олицетворяют собой теневую сторону сознания, а значит, содержат в себе понимание того, что необходимо преодолеть герою в психологическом смысле для того, чтобы обрести внутреннюю целостность.
Комментарий от: Иван Статистик, Июнь 11, 2021 в 12:29pm
Вместе с тем функция Ивана-дурака, на наш взгляд, состоит не в том, чтобы показать образец морально-нравственного поведения, она заключается в распространении иных ценностей. Иван-дурак – это символ того, что «от человеческого ума, учености, стараний, воли — ничего не зависит; все это вторично и не самое главное в жизни… Суть этих воззрений заключается в отказе от деятельности контролирующего рассудка, мешающей постижению высшей истины. Эта истина (или реальность) является и открывается человеку сама в тот счастливый момент, когда сознание как бы отключено и душа пребывает в особом состоянии — восприимчивой пассивности. Разумеется, сказочный Дурак — не мудрец, не мистик и не философ. Он ни о чем не рассуждает, а если и рассуждает, то крайне глупо. Но, можно заметить, он тоже находится в этом состоянии восприимчивой пассивности. То есть — в ожидании, когда истина придет и объявится сама собою, без усилий, без напряжения с его стороны, вопреки несовершенному человеческому рассудку» [22. C. 19].

Еще раз подчеркнём, что Иван-дурак строит свою стратегию поведения (если о стратегии здесь вообще можно говорить) на поиске решений, продиктованных внутренней логикой, а не правильностью (законностью или целесообразностью) действий, принятых в обществе. В русской ментальности присутствует тот же мотив, связанный с открытостью для Высшей Истины и доверием к ней, отсутствием природной агрессии и грубости, наличием сентиментальности в характере, наряду с упрямством, и в то же время податливости на уговоры и просьбы в помощи.
Комментарий от: Иван Статистик, Июнь 11, 2021 в 12:17pm
Главный герой Иван-царевич . Это активный персонаж, который борется со злом, помогает обиженным и слабым. Как правило, он призван выполнять какую-либо сложную и опасную задачу. Смысл этого героя раскрывается в тех испытаниях, через которые он проходит. Совершая одобряемые поступки, он приближает себя к заветной цели и, наоборот, если проявляет грубость, неуважение и т.п., то наказывается и, как правило, быстро осознает свои ошибки, которые всегда исправляет.

Исследователи отмечают, что для героя Ивана-царевича характерна подверженность влиянию женского архетипа, выступающего чаще всего либо помощником, который направляет героя к верному пути, выручает из трудностей (царевна, Баба – Яга, родная мать и т.п.), либо является ценной наградой, ради которой герой преодолевает ряд трудностей.

Главный герой Иван–дурак. Это пассивный герой русских сказок, бесхитростный и добрый, он принимает решения и совершает действия, часто противоречащие здравому смыслу, но которые в итоге приносят ему успех. Иван-дурак часто в начале сказки предстает как изгой, которого все отвергают, презирают, ругают и даже бьют, над ним насмехаются. При этом в конце сказки он обретает любовь, богатство, полностью преображается и становится «добрым молодцем». Такая перемена происходит с ним не в силу его смелости, смекалки или отваги, а, наоборот, как ни странно, из-за отсутствия этих качеств. Тем не менее, персонаж этот глубоко любим русским народом на протяжении сотен лет. На наш взгляд, такая любовь имеет глубокие корни и перекликается с образом «юродивых», которых обычно очень ценили в русской традиции.
Комментарий от: Иван Статистик, Июнь 11, 2021 в 12:04pm
На наш взгляд, «наглядно это можно увидеть в архетипической истории противостояния Героя, как воплощения добра, и Врага, как воплощения мирового зла, или того, что препятствует Герою на его пути» [7]. При этом, архетип Героя – это в большей степени образ, включающий в себя наиболее выдающиеся, положительные, лучшие проявления того или иного этноса. В данном случае Антигерой (чаще всего архетип Тени) воплощает в себе всё то, что в данной культуре презирается, считается недостойным[2]. Таким образом, дуальность, свойственная женским архетипическим образам, проявляет себя и в мужских архетипических сценариях.

Наиболее наглядно архетип Героя в русской традиции раскрывается через образ главного героя народных сказок и, можно сказать, олицетворяет собой архетипические черты национального характера.

Сказки, как материал для исследования, были выбраны нами в силу своей героецентричности: архетип Героя в них представлен в наиболее яркой и непосредственной форме. В этом смысле даже волшебные помощники, часто выполняющие функции героя за него, рассматриваются нами как персонифицированная часть самого героя, выделенная и объективированная в сказке для удобства восприятия.

Такое «перерождение» или трансформация происходят через череду различных испытаний героя, среди которых можно выделить: борьбу (совершение подвигов), «правильное» поведение героя в пограничных ситуациях, испытание на авторство подвига (что позволяет отличить в сказке истинного героя от ложного). Таким образом, герой, показывает некую норму поведения или идеал, демонстрирует качества характера (например, проявляет добрую волю, принимает вызов обстоятельств, совершает правильный выбор), позволяющие выделить его из ряда других персонажей.

Дж. Л. Хендерсон отдельно выделял такие значимые, с его точки зрения, периоды инициации, или посвящения, Героя как период подчинения, за которым следуют период привязанности и заключительный — период освобождения, при этом «встреча с женщиной» рассматривалась им как отдельная тема посвящения, носящая сквозной характер в архетипическом сюжете Героя [27].

Сам главный герой также является бинарным образом: он олицетворяет собой борьбу добра со злом, справедливости с несправедливостью, человеческого с нечеловеческим. Эта двойственность, на наш взгляд, не случайна: она демонстрирует архетипичность не только героя сказки, но и того пути и испытаний, которые он проходит.

Главный герой волшебной сказки, как правило, всегда один, а его характер и поведение часто очень схожи у главных героев в различных сюжетах (например, Иван-царевич или Иван-крестьянский сын транслируют схожие архетипические черты, являясь, по сути, одним и тем же символом).

Переходя к рассмотрению непосредственно персонажа главного героя русских народных сказок, отметим, что в более поздних классификациях выделяются два основных типа главных героев сказок [22. C. 37-48]: Иван-царевич и Иван-дурак.
Комментарий от: Иван Статистик, Июнь 11, 2021 в 11:57am
Собирательный образ, отражающий архетипическое женское начало в русском этносе, на наш взгляд, представлен образом Василисы Премудрой. Недаром М. Горький называл его одним из самых совершенных образов, созданных народной фантазией. Очень схожи с Василисой Премудрой Марья-Моревна, Марья-царевна, Елена Прекрасная и др.

Всех их объединяет то, что они являются представительницами «чудесного царства» (для нас внутреннего или тайного, потустороннего по отношению к герою мира). Часто в этом (внешнем) мире они появляются перед героем в виде птицы, рыбки или лягушки, однако за этим внешним «животным» образом всегда скрывается их волшебная красота, мудрость, искусность и хозяйственность [17. C. 153-154].

В целом женские персонажи русских сказок (за исключением Бабы-Яги) наполнены такими притягательными для мужчин качествами, как верность, доброта, готовность помочь, заботливость, решительность, вплоть до воинственности, и т.п. Это и женщина-воин, и прекрасная мудрая царевна, и верный помощник, и любящая супруга.

Таким образом, сказка содержит в себе неповторимые модели и сюжеты, способные вдохновить любую женщину на раскрытие своей Самости, хранит в себе тайну женской силы, красоты, мудрости, которую многим предстоит в себе открыть.

Мужские архетипические образы культуры .

Анализ литературы по данной тематике привел нас к заключению о том, что исследования мужских архетипов чаще всего представляют собой описания различных вариантов лидерского или эффективного, «правильного» поведения.

Например, основываясь на теории бессознательного, О. Нойбергер предлагает классификацию архетипических паттернов лидера, которые, как утверждает автор, существуют вне культурного или национального контекста. Таким образом, О. Нойбергер выделяет архетипы собственно «героя» (героическая харизма), «отца» (патерналистская харизма), «спасителя» (миссионерская харизма) и «царя» (величественная харизма) [16].

Другие зарубежные авторы предлагают не только галерею образов архетипа Героя, но и описание соответствующей ведущей мотивации: независимость и тоска по высшему знанию – мотивация, отражающая архетипы Мудреца, Искателя; стремление к развитию, изменению присущие архетипам Героя, Бунтаря; мотивация принадлежности, отражающаяся в архетипах Любовника, Шута и Славного малого; мотивация стабильности и необходимости структурирования мира, содержащаяся в архетипах Творца и Правителя [8].

Ряд авторов полагает, что с методологической точки зрения, выявление культурно-специфичных представлений о нормативных формах героического мужского поведения (основанного на архетипах) логично было бы произвести, используя лингво-культурологический анализ, поскольку исследование языка, как формы опредмеченности национальных культуры и ценностей, является аналитической процедурой, способной разграничивать «звучание» одного и того же архетипа в различных культурных традициях [16].

Эмблема

Загрузка…

Приглашаем

Последняя активность

ОляялО оставил(а) комментарий на сообщение блога Айлаари Сонастройка пульса Единой Жизни, или как успеть на "Поезд Вознесения".
"    « это свобода не быть никем«      Что в имени твоём?, - спросил поэт        А Имя это :   Чело- Век       И в каждом имени - Завет           Строка Его, и формула.   стезя       Живая Со- творенность  Бытия       ......     Сотри с лица…"
10 мин. назад
Амбика оставил(а) комментарий на сообщение блога ЕЛЕНА Как восстановить нервные клетки
"Аске́за (от др.-греч. ἄσκησις — «упражнение», и др.-греч. ἀσκέω — «упражнять»), или аскети́зм, — методика…"
1 час назад
WhiteOne оставил(а) комментарий на сообщение блога ЕЛЕНА Как восстановить нервные клетки
" ЛарисаВсё изменилось. Рывком. Если описать всё как есть, даже в этом блоге - придётся вызывать санитаров. Не мне - как ни странно. Стали привычны некоторые обороты реальности, которые могут вызвать панику у других. Появляться и описывать…"
2 час. назад
Иван Статистик оставил(а) комментарий на сообщение блога Айлаари Сонастройка пульса Единой Жизни, или как успеть на "Поезд Вознесения".
"Всю ночь слова перебираю, Найти ни слова не могу, В изнеможеньи засыпаю И вижу реку всю в снегу, Весь город наш, навек единый, Край неба бледно — райски — синий, И на деревьях райский иней… ❂❂❂❂ Друзья! Слабеет в сердце свет, А…"
2 час. назад
Иван Статистик оставил(а) комментарий на сообщение блога Айлаари Сонастройка пульса Единой Жизни, или как успеть на "Поезд Вознесения".
"Болеть за наших , дело неблагодарное , истина дороже ! Николай Огарев Когда сижу я ночью одиноко И образы святые в тишине Так из души я вывожу глубоко, И звонкий стих звучит чудесно мне,— ❂❂❂❂ Я счастлив! мне уж никого не надо. Весь мир…"
2 час. назад
ОляялО оставил(а) комментарий на сообщение блога Айлаари Сонастройка пульса Единой Жизни, или как успеть на "Поезд Вознесения".
"   Свобода для них — это свобода не быть никем. Антуан Сент Экзюпери  «Цитадель»"
7 час. назад
Айлаари оставил(а) комментарий на сообщение блога Айлаари Сонастройка пульса Единой Жизни, или как успеть на "Поезд Вознесения".
"Добавочная точка внутри Купальской недели - сегодняшнее Полнолуние, которое дублирует и уточняет главную тему Равноденствия: жизнь народа и давление со стороны иерархий и структур. На этот раз ось полнолуния Рак - Козерог будет перезагружена не…"
9 час. назад
Айлаари оставил(а) комментарий на сообщение блога Айлаари Сонастройка пульса Единой Жизни, или как успеть на "Поезд Вознесения".
"эта связь сердец может спасти Мир и сохранить человечество в его человечности — человечности от Бога,  . Духовное и Человеческое Мужество и верность Душе встаёт на первы план... как чувствуется..  . я тоже так чувствую,…"
10 час. назад

© 2021   Created by Макарова Виктория.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования